*ТУР-2016: ЕКАТЕРИНБУРГ — OBSCENE EXTREME* (часть 2)

Продолжаем публиковать отчеты с наших поездок на европейских фестивали тяжелой и экстремальной музыки. В этот раз наш товарищ Антон побывал на чешском Obscene Extreme. День первый, 15.07.2016.

«Утро туманное, утро смурное… но всё же не дождливое, как вчера» - вот первые мысли вашего скромного рассказчика, проснувшегося в своих нехитрых моравских апартаментах неожиданно бодрым, свежим и полным нездорового оптимизма. Утренние процедуры, облачение во всё свежее, моцион до супермаркета за пивом и жрАдлом – вот в общем-то и всё нехитрое описание моих «предварительных ласк» перед продолжительным, размеренным и ритмичным проникновением во второй день фестиваля. Помянув свой вчерашний марафонский забег с первой до… увы, отнюдь не последней группы первой дня, я перешёл к более праздно-туристической форме досуга: первые четыре выступавшие группы были принесены в жертву моей утренней неге и чревоугодию, а неспешные шаги типичного «отдыхающего» дотащили меня аккурат к середине краст-грайнд-канонады Livet Som Insats. Типичный суровый нордический музон, поданный с должным рвением и страстью… это я не про всякие там трюблеки, а про шведскую народную музыку в духе Nasum, Sayyadina, Gadget и иже с вышеуказанными. Юное шведское трио и его музыка не стали для меня откровением, но тонизировали нужным образом организм для дальнейшего восприятия бластбитов в неумеренных количествах.

Далее меня ожидала диверсионная высадка на европейский континент австралийцев Wretch, не столь искушённых в международных вояжах, но потому и голодных до покорения новой публики. Придэтованный грайнд рубежа 80-90-х, исполненный простецки, решительно и чОтко, как удар монтировкой промеж глаз в пацанской разборке у шиномонтажки – что может быть лучше в полдень в качестве аперитива к последующему антимузыкальному пиршеству? Особенно колоритен был вокалист квинтета, чей бритый мясистый кумпол планомерно накалялся и багровел от песни к песне, к концу сета напоминая угрожающе набухший помидор, готовый взорваться и забрызгать своим соком праздный люд у сцены. Не менее представителен был и тумбочного телосложения басист с многообещающей наклейкой «I love pussy farts» на своём инструменте (музыкальном).

Как только Wretch покинули сцену, публика внезапно стала густеть, у сцены стало весьма людно, а вновь прибывшие начали проявлять признаки нетерпеливого возбуждения. Подглядев в фестивальную программку, я нашёл причину столь неожиданного ажиотажа в совсем не хэдлайнерское время феста - Mincing Fury and Guttural Clamour of Queer Decay! Это была просто какая-то «гуляшева» для моей порочной мясоедской души: забористый, в меру эклектичный и изобилующий хитами дэт-грайнд, два непоседливых вокалиста, гиперактивный басист с замашками рок-звезды и внешностью моего знакомого доктора наук, и просто шикарный звук, чуть ли не лучший за фест (даже на фоне очень хорошего звука у всех остальных ансамблей). Полноту картины сможет дополнить лишь оголтелый рок-хоровод в мош-пите и внезапно научившийся почти непрерывно летать над ним надувной крокодильчик. Не упокой хосспади его резиновую душу, он так и не долетал до вечера…L Кстати, о публике. Отсутствие вчерашних небесных испражнений, всё менее пасмурное небо и плавное потепление во второй день напомнило честному люду, что они приехали не только на других посмотреть, но и себя показать. А показать было что, и гораздо важнее – как! Внимательней вглядитесь в парад ярчайших индивидуальностей и неподражаемых уникумов на видео, приложенных к отчёту - эти жизнерадостные леди и джентльмены достойны вашего внимания не менее, чем выступавшие группы!

10-минутный перерыв – и вот уже на сцене турецкоподданные Decaying Purity со своим инфернальным коктейлем из олдскульной флоридской бласфемии и изощрённой техничности Suffocation. Академизм и каноничность материала сыграла недобрую шутку с кудрявыми низкорослыми стамбульцами – то, что интриговало и влекло вслушиваться на записи, вживую воспринималось слишком уж рассудочно и сухо. Не спеши клеймить меня в ограниченности и неспособности внять всем красотам и наворотам TBDM, дорогой читатель – всего через 2,5 часа фестивальной хронологии я опровергну твоё скороспелое мнение о себе.

О японских панк-рокерах Speed!! Noise!! Hell!!, сменивших турок на сцене, мне ранее слышать ничего не доводилось и ничего сверхъестественного от их выступления я и не ожидал, решив приличия ради послушать пару хитов КиШа, исполненных на японском, и незаметно срулить в бар для музыкантов. Однако… последовавшее сценическое действо заставило меня простоять у самой сцены, непрерывно улыбаясь и постепенно уверяясь, что миф об «оторванности» (почти) всех японских рокеров – вовсе не миф. Отряд японских панк-диверсантов громыхал остервенело и почти нон-стопом, словно шёл в финальную атаку на штурм Порт-Артура. Оба мелких, но удалых и отчаянных вокалиста с первых же тактов стремглав ринулись в рукопашную атаку в самую гущу мош-пита, откуда и голосили почти весь сет, успев шуточно подраться с парой своих же фэнов. Досталось даже и столь миролюбивому и ленивому наблюдателю, как ваш рассказчик: один из воинственных панк-певцов зарядил со сцены с ноги по стакану пива и мне впервые жизни довелось попасть под «золотой дождь» (пока что пивной, слава догу). Встретив этого запыхавшегося и измочаленного самурая за сценой, я похвалил его за столь самоотверженное служение РОКУ и не стал попрекать его тем самым пивным инцидентом. Японец рассыпался в благодарностях и чуть ли не минуту, жал мне руку и… кланялся! Этот подобострастный восточный этикет ошеломлял не меньше, чем творившийся за 5 минут до этого оголтелый шумовой дебош на сцене и под нею. Впрочем, японцам ещё не раз предстояло поразить и очаровать меня в последующие дни OEF-2016.

Австралийские добры-молодцы Shackles без лишних промедлений стали выдавать топорный и злобный пауэрвайленс, спустя пару треков которого я решил всё же отправиться на близлежащую заправку вкусить чего-нибудь мясного, благо тот же бэнд был заявлен и на фестивальное афтепати в качестве «десерта».   

Читать о том, что пил и ел ваш скромный рассказчик вам уже давно надоело, посему поведаю о дивном дневном происшествии около кафетерия у заправки, которое осталось у меня в памяти под названием «Два друга и бутылка». Беззаботно доедая горячий гуляш в штатской внефестивальной обстановке, я услышал взрывы гомерического гогота за спиной, которые очередным раскуриванием «весёлых сигарет» на публике было уж точно не объяснить. Следуя любопытным взглядам заулыбавшихся продавщиц в кафе, я узрел за стеклянной стеною картину, преисполненную античной страсти и драматизма: на лужайке не вполне стойко, но весьма живописно расположились два юноши, с одного из которых почти полностью спала длинная юбка, обнажив бледные нагие чресла. Второй был ещё одет и чуть более собран, деликатно, но решительно пытаясь осуществить массаж простаты своему другу при помощи горлышка пустой пивной бутылки. Лишь одухотворённая и непорочная личность сможет постичь весь трагизм этого сюжета: отринув условности и предвзятости похабной черни вокруг, преданный друг пытался спасти занемогшего отрока от мук внезапно обострившейся болезни, столь неловкой для юного возраста! Спустя 10 минут, лишившись последних сил, оба повалились ниц друг на друга, явив собой живописную натуру для скульптурной композиции «Ода мужской дружбе», достойной резца самого Праксителя… (видео не снимал, не мечтайте).  

Столь трогательная картина заставляла преисполниться возвышенным и платоническом настроем и вновь броситься в объятия муз грайнда и брутала… Трио ловеласов и ценителей утончённых телесных утех Spasm вызвало такой приток публики, жаждущей любви во всех её разнообразных формах, что последовавшие полчаса стали настоящим porngrind-Вудстоком-69. Амурные флюиды и соки любви разбрызгивались фонтаном пред сценой и на ней самой, пока мужественный, но романтичный трубадур Радим издавал призывные рулады под зажигательные ритмы чешского народного драм-н-баса. Певец этого ВИА столь скромен, что половину выступления провёл в маске, подобно герою оперетты «Мистер Икс» и лишь мольбы очарованных поклонниц заставили его снять её, явив миру утончённый лик романтика, поэта и гурмана.

Воцарившуюся атмосферу всеобщей любви и деликатных пенетраций смогло развеять лишь задиристое и ершистое выступление чешских грайнд-ветеранов Gride, ведомых уже седовласым, но по-юношески гиперактивным вокалистом. Мои категорические рекомендации всем, кто ещё не слышал этот достойнейший бэнд: нетривиальный и эклектичный грайндкор, блестяще исполненный и эталонно поданный со сцены – что может быть ещё более освежающим и бодрящим? Ну разве что кружка горячего зелёного чая, запитая фляжкой ледяного абсента.

Флагманы современного техничного брутала Defeated Sanity были мне уже знакомы «вживую» и вновь их выступление напомнило мне бросок охотящейся пантеры: помимо стремительной, хищной мощи, группа блистала почти джазовой музыкальной грациозностью, а лицезреть виртуоза Лилле Грубера, с мастерством истинного художника рисующего филигранные ритмы и сбивки за своей установкой, было эстетическим экстазом даже для такого музыкального профана, как я. Единственным провисающим звеном в безукоризненной немецкой TBDM-машине мне показался их новый и несколько непримечательный вокалист, который не был столь представителен и монументален как его предшественник Константин… хотя это уже вкусовщина, в мужской красоте я тоже профан.

После такого интеллектуального пиршества для ушей внимать панк-року, даже и с именитыми экс-дисчарджевцами, увы, не хотелось, и я с лёгким сердцем протусил с москвичами в зоне продажи мерчандайза и дисков весь сет Warwound. Получаса вполне хватило на то, чтобы отдохнуть и настроиться на замшело-олдскульный лад, который подобает восприятию нарочито ретроградского дэта, исполняемого Memoriam – ветеранским подразделением с участием бывалых и стреляных джентльменов из Bolt thrower и Benediction вместе с молодым новобранцем на гитаре. Дебютное выступление новой группы старых дэт-металлистов прошло раскрепощёно, душевно и почти по-семейному. Голос Карла Уиллетса, увы, заметно сел, но это компенсировалось артистичностью, харизмой… и хорошим чувством юмора бывшего «громовержца». Почти весь сет Memoriam на краю сцены полулёжа провалялся «жестоко расслабленный» посетитель феста, которого так и не удалось уговорить спуститься вниз (весьма деликатной) охране. Сэр Уиллетс не смог не оценить столь трогательной фанатской преданности, проявляемой даже в состоянии нестояния: он внезапно присел рядом с подгулявшим, крепко приобнял его на манер братающихся дворовых алкашей, упёрся лбом в его голову и чуть было не проронил слезу умиления «корешу» на грудь. Этой комичной картине не хватало лишь фразы «Ты меня уважаешь? Давай тогда ещё по одной». Что до музыки – то британцы выдали бесхитростный, туповатый и предсказуемый олдскул-дэт, в том самом виде, в котором мы любим и ценим наследие Bolt thrower за последние 30 лет… чего вся честная публика и ожидала! Можно от души поздравить ветеранов с успешной «разведкой боем» ещё до релиза дебютного альбома и пожелать им блестящих боевых успехов на полях фестивальных сражений.

Легендарность, культовость и эксклюзивность сета японцев Death side так и остались для меня загадкой. Обычный примитоленный панк-хардкор в духе позднего Exploited – и хоть всё звучало бодро и ирокезно, но при этом как-то безлико и тривиально. Пришло время загрызть чего-то нездорового и калорийного, что можно переварить лишь под долгожданных Insect warfare, и потому, побродив среди веганских развалов «этичной пищи», я обзавёлся большой тарелкой жареных шампиньонов под чесночным соусом за совершенно бросовую цену.

Запив это великолепное блюдо высокооктановыми жидкостями токсичных расцветок, я поспешил к сцене, на которой уже деловито отстраивались реанимировавшиеся (по слухам, именно с подачи самого организатора OEF Чурби) техасские грайндкор-рейнджеры Insect Warfare. Сам Чак Норрис был бы горд за своих земляков – их сет был подобен массовому расстрелу в упор из зенитной установки… или тридцати раундам нон-стопом с самим маэстро в годы его лучшей бойцовской формы. Неожиданно надменен и пафосен оказался кучерявый вокалист американского квартета – когда на сцену полетел очередной туалетный ёршик, этот рок-герой строго-настрого воспретил подобные безобразия и потребовал использовать этот аксессуар лишь для чистки санузлов и внутриректального массажа. Тем не менее, все мои ожидания насчёт концертного варианта Insect Warfare вполне сбылись: живые классики «серьёзного» грайнда безапелляционно подтвердили своё сценическое реноме … возможно, лучшим выступлением из всех, виденных мной на фестивале.  

Полностью удовлетворённый увиденным и услышанным, я неспешной походкой моряка, вернувшегося из рейса, спустился вниз по скользкому склону в лагерь и вальяжно развалился на успевшей подсохнуть лужайке. Компанию мне составили пара молодых немцев, с которыми завязался забавный разговор о превратностях рок-жизни Баварии и Южного Урала под неспешное распитие отличного, реанимирующего дух и тело, фестивального кофе. Между тем, странноватые орально-струнные звуки, доносившиеся до нас издалека, настойчиво пробуждали во мне меломанское любопытство, которое, наконец, увлекло меня к сцене, где уже вовсю резвился экзотический зверь под названием Melt Banana. Экстравагантная японская группа ранее был знаком мне лишь мельком и пылилась в дальнем ящике памяти с ярлыком «что-то странное на большого любителя», теперь же загадочный дальневосточный банан предстал во всей своей шумной красе, на фоне эффектного бордового освещения, всполохами кромсавшего сумерки июльского вечера. Поверх стены гитарного шума, метущегося среди всевозможных процессорных эффектов, рассыпалось взволнованное щебетание миниатюрной вокалистки и, казалось бы, неудобоваримая мешанина из психеделического нойз-рока, арт-панка, авангардного грайнда и даже спэйс-рока звучала удивительно свежо, драйвово и увлекательно. Впервые я мог видеть, как такое густое и пёстрое алхимическое варево звуков производится всего лишь дуэтом (!) под аккомпанемент записанной ритм-секции, и именно «Плавленный банан» стал для меня главным музыкальным Открытием всего фестиваля. Обсиновская публика тоже приняла столь нетипичную для феста музыку на удивление благосклонно и тепло, и виной этому, вероятно было то самое массовое open-minded состояние, которое так легко поддерживать в Чехии при помощи вполне легальных для этой страны веществ. Я же скромно ограничился однозначным числом картонных рюмах с абсентом в волшебном тенте Зелёной Феи, что было весьма кстати – становилось всё прохладнее и пить пиво было уже непростительным моветоном. 

«Культовость» Extreme Noise Terror и андеграундный ажиотаж вокруг оных всегда казались мне чрезмерными и надуманными – да, это современники первых составов Napalm Death, но никак уж не олдскул-грайнд, а вторичный экстремальный панк, запоздало сдобренный бластбитами в 90-е. «First you ripped off discharge, then napalm death» - как метко заметил о них в своё время разоблачитель всемирного гейства Сет Путнэм, да упокойся его блаженная душа в героине. Выступление ENT ничем особенным не запомнилось, кроме однообразных реминисценций на избитый ди-бит и прочий там втор-скам. Невесёлую картину спасал лишь молодой вокалист в модной кепи, разбавлявший ухарскими плясками на нью-йоркский манер вялые потуги его товарищей на сцене (как выяснилось – это был Goreskin из Gorerotted/Rotted). Простите, джентльмены, но ваша олдовость, идейность и показное веганство меня не впечатлили.

Vader… Трудно найти сейчас в России человека, хотя бы издали причастного к экстремальному металлу, который не побывал бы ещё на концерте сего славного зэспола, «Червоных гитар» всея польского дэта. На моей памяти встреча с концертирующим Vader была уже восьмой или девятой, и, тем не менее, более чем желанной. Короткий саунд-чек, и вот седой уже «генерал» Петер (такое «звание» пану Вивчареку дали сами товарищи по группе) ведёт свой боевой эскадрон со строгой уверенностью маститого полководца в ночную атаку на переполненный публикой амфитеатр феста. Тактика Vader за прошедшие 12 лет с момента моей первой встречи с группой поменялась: теперь это уже не прямолинейный ломовой дэт, а канонический грубый трэш 80-х, сыгранный с современным звуком и на скоростях, неведомых в те годы. Есть в концертах Vader свой труднообъяснимый феномен: неважно, в который раз вы на него попали, неважно – старыми или новыми песнями звенят крылья этой галопирующей гусарии, всё выступление поляков молниеносно проносится в вашем сознании на едином вдохе и оставляет желание попасть на старое, но нержавеющее «Ведро» снова. Интеллигентный и обходительный в быту, пан Петер не мог не благословить триумфально покорённую публику на дальнейший культурный отдых и исполнил в финале сета любимый псалм патриарха Кирилла - Helleluyah!!! (God Is Dead). Мои слова излишни… а что мог бы сказать Гай Юлий Цезарь, став свидетелем действий бравых польских кавалеристов в тот вечер? Лишь Veni, Vidi, Vici!

И вновь наступил тот момент фестивального дня или уже ночи, когда приходит ясное осознание полного эмоционального опустошения и неспособности слушать музыку дальше – чувство, когда смешиваются досада за неизбежный пропуск вполне достойных и непознанных ещё групп, которые будут играть в остаток ночи… и полнейшее эстетическое насыщение музыкой, столь редкое в зрелые годы меломанское счастье. Гудящие и почти отваливающиеся ноги сами понесли меня по сумрачным улочкам Трутнова обратно в отель, а в хмельной от музыки и разнообразных дневных возлияний голове сонным шёпотом повторялась всего одна мысль - «Мой долг перед рок-н-роллом на сегодня выполнен, пора спать-спать-спать...»