*ТУР-2018: МАГНИТОГОРСК — OBSCENE EXTREME*

Вот и наступила осень. Это значит, что уже традиционно пришло время публиковать отчеты с летних европейских метал-фестов. На этот раз снова Obscene Extreme. 18-22 июля 2018 года, г. Трутнов, Чехия.

Поездка на юбилейный фестиваль OBSCENE EXTREME-2018-XX была для меня делом чести, ради которого полугодичное евро-накопительство и работа без выходных по 10-12 часов ежедневно были весьма умеренной платой. Перипетии моего 10-часового пути из стального сфинктера Родины, затерянного в южноуральских степях до славного города Прага почтенному читателю будут неинтересны, поэтому опустим их. Заселившись по прилёту в хостел и провалявшись пару часов на кровати, чтобы прийти в себя после бессонной ночи, я ощутил достаточный прилив нездорового энтузиазма, чтобы выпинуть себя на улицу и направить свои праздные туристские шаги в сторону клуба Modra Vopice (Синяя обезьяна), где было запланировано грайндиозное фестивальное пре-пати Thirst for grind с участием Entrails Massacre, Expurgo, Convulsions, Bruce Campbell, Amoclen и Insistent. Как оказалось, не один я из русской публики OEF не поленился посетить это занятнейшее мероприятие: там я познакомился с весьма приятными ребятами из питерского десанта, для большинства из которых грядущее посещение OEF было дебютным. На самой же вечеринке вашему покорному слуге довелось и мёда-пива выпить, и лихо поплясать, и гоголем пройтись, и даже от души похрюкать в любезно поданный мне вокалистом Expurgo микрофон. Что в очередной раз без труда опровергает обывательский тезис об экстремальном рок-н-ролле: «Ну что за музыка – в барабаны бум-бум, в микрофон – гав-гав… Ни спеть, ни сплясать, тьфу!»

На следующее утро, совершив похмельный, но стремительный марш-бросок до пражского автовокзала «Чёрный мост», я водрузил своё сонное тело в автобус до села Млады Буки в окрестностях феста. Мои худшие опасения насчёт смурной и дождливой погоды, почерпнутые из недавних прогнозов, начинали сбываться: проезжая зону фестиваля, я обнаружил, что она весьма напоминает болото, истоптанное стадом коров, а ранняя публика снуёт по ней в дождевиках, толстовках и замызганных говнодавах. Заселившись в свой фешенебельный нумер (в моём распоряжении был даже мини-бассейн во дворе!) и немного передохнув, я рванул на автобусе обратно в Трутнов за аккредитацией и первыми фестивальными впечатлениями этого года. К моему прибытию на сцену уже вышли заслуженные чешские дэтстеры Fleshless, которые без предварительных ласк, лаконично и дельно показали все сильные стороны своего обильного репертуара: от упруго прокачивающего олдскула до сурового агрессивного мелодэта. Отличное начало феста, бодрящее и терпкое, как кофе с Фернетом под пасмурным небом и занудно моросящим на мой дождевик дождём!

Специально возродившиеся для юбилея OEF старики-Похабычи Isacaarum выдали прямо на лица и груди жаждущей публики перламутрово-золотистый шквал своего блэк-н-грайнда, посвящённого куртуазным темам любви телесной, разнообразной и не пресной. Сет этих чешских Impaled Nazarene оказался самым последним в их долгой карьере, если верить словам их вокалиста… но на меня он ошеломляющего впечатления не произвёл, к сожалению.

Сменившие за 25 лет множество стилей Malignant Tumour в этот раз предпочли наградить аудиторию феста не gore-ретроспективой, как год назад, а столь типичным для них сейчас motÖr-n-roll-ом. Кудрявые парики, огромные очки в духе 70-х, круглобокий и неистовый вокалист Билос – и всё это под бесшовный поток грохочущих, скоростных рок-хитов. Такое может не тронуть ваших низменных музыкальных инстинктов, лишь если вы эстетствующий меломан-элитист… или просто слепой и глухой (что равнозначно первому). В честь юбилея фестиваля Malignant Tumour вызвали под овации зрителей на сцену шефа OEF Чурби, вручили ему бас и сыграли вместе с ним за 1 минуту штук 5 песен грязного грайнда, сочинённого на тексты Милослава ещё 20 лет назад (у ребят был тогда мимолётный совместный сайд-проект). После чего Чурби был триумфально подхвачен за руки и за ноги сценической командой и на счёт «раз-два-три» сброшен со сцены в бурлящую гущу ревущей толпы. И тут же, на пригорке слева от сцены на столбах вспыхнуло жарким заревом лого Obscene Extreme – ХХ, неспешно прогоравшее под дождём ещё минут 20. Удивительно – при такой сдержанной торжественности момента совершенно не ощущалось никакого показушного пафоса, коим злоупотребляют какие-нибудь вакены и прочие рок-ам-(ст)ринги.

Андеграундно-культовый статус Entrails Massacre был для меня столь же загадочен, насколько и неброским оказался их живой сет: грязный и слегка сумбурный грайндкор, более сочинить и убедительно исполнить который было бы под силу и куда менее «культовым» новобранцам. You’re not oldschool, you’re just old, как цинично заметил бы поручик Ржевский в данном случае, и я с ним был бы вполне солидарен.

Squash Bowels были мне неоднократно знакомы по весьма убедительным концертным «встречам» и почти уже сроднились с моими ушами, благосклонными к такой грубой, но обаятельной музыке. Аксакалы белостокского gore-а специально возродились после своего недавнего распада в одном из своих ранних составов, дабы воздать должное своей кровавой классике 90-х годов прошлого тысячелетия. Затея похвальная и благородная, и вполне достойная, чтобы музыканты решились оголиться по пояс (сверху) и полить свои седовласые мамоны искусственной кровью… но вполне достойная и того, чтобы сделать группе более-менее внятный звук, вместо той выблеванной манной каши с прокисшим майонезом, которая хлестала из порталов в уши достопочтенной публике. Да и сыгранность «олдскульного» состава заставляла задать риторический вопрос о количестве репетиций перед выступлением… увы, ещё одно разочарование вечера!

Обильное творческое наследие Agathocles и количество их мелкокалиберных релизов, способное тягаться даже с числом активных гей-партнёров гражданина Милонова, меня никогда особо не впечатляло. Да, можно гриндовать уже 30 лет, но выдавать столь безамбициозный и расхлябанно исполненный материал, что даже самое дикое количество никогда не перейдёт в чуть более высокое качество. А можно и сыграть так хлёстко, собранно и нахально, что даже пресыщенным скептикам вроде меня придётся пристыженно умолкнуть, взять ещё по 0,02 и 0,5 в баре для музыкантов и безотрывно следить за флагманским выступлением прародителей и провозгласителей минскора! Бельгийское трио громыхало с грациозностью многотонного бегемота, блестяще исполняющего роль примы в Мариинском, и это было воистину великолепно! А сам Ян Аг уже явно вжился в роль живого классика от собственного жанра и стал всё более напоминать и внешностью, и харизмой начисто выбритого Лемми середины 90-х.

Затем последовал показ фильма-концерта Nasum – Blasting shit to bits: The final show о последнем выступлении Nasum в рамках их прощального тура, прошедшего спустя 8 лет после нелепой смерти Мишко Таларчика. И это предназначалось для так и не угомонившихся спустя годы фэнов группы… в том числе и для вашего скромного автора. Никогда не думал, что буду так сопереживать экранной версии концерта любимой банды не меньше, чем её реальному шоу (которое мне никогда увидеть не доводилось и уже не доведётся), и что в этом искреннем фэн-порыве я буду далеко не одинок: помимо, сидящей на скамьях толпы, у фестивального экрана слева от сцены отрывались, почти выпрыгивая из шорт и трусов, не менее 50 человек! Достойнейше и неистово исполненная классика Nasum чередовалась в кинопоказе с интервью, в котором участники последнего концертного состава очень искренне и прочувствованно вспоминали и прошлые дни группы, и своего покойного товарища и друга Мишко. Документальные, неподдельные кадры финала фильма потрясли меня: это невыразимое, смешанное чувство умиротворения, опустошения и горечи, которое накрыло ребят, после того, как ими были отыграны самые последние песни в концертной истории Nasum и они падали от изнеможения на пол бэк-стэйджа, так и не дойдя до своей гримёрки. Да и увы, это был Grind Finale – прекрасный и неповторимый момент, который воздавал должное уважение группе, вдохнувшей на грани тысячелетий новую жизнь в грайнд и заставившей своим примером даже Napalm Death вернуться к исполнению воистину экстремальной музыки. Донельзя переполненный музыкальными впечатлениями и не на шутку расчувствовавшись, я направил свои усталые, слегка нетвёрдые шаги за ворота фестиваля, чтобы вызвать такси до отеля…

Даже и не знаю, что лучше после первого фестивального дня – здравый богатырский сон или ленивая туристская нега поутру, когда можно неспешно «выпить чашечку кОфэ, принять ваННу», а лучше – прыгнуть в басссейн с ледяной водой и через полминуты вынырнуть из него с восторженными воплями, внезапно помолодевшим лет на 10… И готовым ко второму дню феста, пускай и не к самой первой его группе.

Персональным началом первого дня фестиваля для меня стали добры-молодцы Vulvodynia из солнечного ЮАР, где эти самые вульводыни и произрастают, вероятно (в мой местный «Ашан» их пока не завозили, продегустировать не доводилось). И эта жадная до публики, амбициозная группа с эффектной и нахрапистой подачей столь затасканного по всем школьным туалетам и майспейсам БДС-слэМа спровоцировала массовое вульво- и членовредительство в зоне перед сценой. Каюсь, эти задорные мальчишки заставили меня испытать постыдную, но нескрываемую меломанскую радость от той самой кепочной слэмоты, которую я даже и за митол-то не считаю. Браво, Вольво-Дуня! А погода-то, как я заметил, уже явно начинала налаживаться: никакого предрекаемого ранее дождя не было, стояла приятная теплынь и столь уместная для фестивального досуга переменная облачность.

От Gruesome Stuff Relish я ожидал ломового и безалаберного gore-а на хоррор-тематику, с которого они начинали ещё в конце прошлого века. Ан нет – сейчас ребята играют в основном в среднем или трэшевом темпах и выдают нечто похожее на шведский дэт рубежа 80-90-х, что в силу нынешней редкостности такой музыки меня весьма порадовало в тот в приятный июльский полдень.

Небрежно-грязноватый краст-панк бразильцев Lobotomia разбавил хулиганиским разгулом и беспечностью фестивальную мглу беспросветного брутала и грайнда… и это было весьма кстати!

Ибо затем последовали баварские апологеты раннего шведского дэта Fleshcrawl, которые с лихвой удовлетворили тех, кто жаждал надсадного жужжания примочки Boss HM-2 и винегрета из лучших штампов ранних Dismember и Entombed. Сдержанный нордический мелодизм, суровые взоры вокалиста и достаточный набор хитовых предсказуемостей – вот из чего складывается сценическое обаяние этого (весьма вторичного, справедливости ради) коллектива. Ну а исполнение ими классики Carnage – The day man lost не тронуло бы вас, только если вы начинали своё знакомство с тяжмяс-митолом с Abominable Putridity или прочим каким Slot.

Мой интерес к выступлению Axis of Despair был весьма предвзятым – за установкой в этом пока малоизвестном грайндкор-ансамбле восседал никто иной, как Андерс Якобсон – экс-барабанщик самих Nasum. Фирменный стиль маэстро угадывался вживую почти мгновенно: молниеносные переходы с бластбитов на ди-бит и обратно, столь характерные для него лаконичные брейки и привычка обходиться одной ногой во фрагментах таких темпов, где другие барабанщики едва успевают справиться двумя. Что же касается материала группы в целом, то он звучит весьма обнадёживающе и интригующе, но не изобилует мгновенно запоминающимися хитами, как у сами-знаете-какой лучшей группы скандинавского грайнда. Желаю Axis of Despair поскорее обрести своё собственное, неповторимое лицо и поднатореть в сочинении более цепкого и крупнозернистого грайнд-наждака!

Ну а потом мексиканские ирокезоносцы Acidez легко и самоуверенно вернули Discharge в Exploited, тьфу, хардкор в панк, сметану в диетический борщ или свинину в веган-эчпочмаки. Да, это всё было сыграно уже стотысячный раз и услышано чуть ли не в миллиардный, но подавалось с таким безапелляционным нахальством, на которое не способны были даже первооткрыватели этого жанра почти 40 лет тому назад. «Коль не плясал под Acidez – обратно в мамку тот залез!» - надо такой песенный припев подогнать Руслану Пургену, исцеления его головушки от алкоцефаловатоза ради.

Столь ожидаемое многими выступление трибьют-группы Gruesome лично меня погрузило в весьма странное настроение. Представьте, что вы, будучи вполне гетеросексуальным мужчиной, попали на травести-шоу, на котором мужчины-актёры крайне старательно и правдоподобно имитируют вашу любимую (но ныне покойную) актрису в её лучшие годы. Стало не по себе? Вот-вот… Да, эта стилизация благородной эпохи Spiritual healing of the bloody leprosy была не лишена своего ностальгического шарма, признаю, но по-настоящему остро, метко и всерьёз прозвучал лишь финальный кавер на Pull the plug, чем всё остальное исполненное американцами в тот вечер Шульдинеро-замещение.

 

Gutalax… как много в слове этом для дупы грайндера сли(п)лось – все 50 оттенков коричневого, различной степени консистенции, липкости и наполненности метеоризмом. Да, мне уже трижды доводилось попадать под рыже-бурую бомбардировку, выдаваемую на концертах этими состоявшимися мастерами копрограйнда и пережитые плясовые побоища меня нисколько не страшили, а скорее воодушевляли. «Опять всё засрут» - мелькнула шальная мысль в трошки хмельной голове автора этого отчёта, когда чешские копрокулинары только приступили к своему экскрементальному таинству… и вот уже, спустя несколько минут, я, прыгнув со сцены, покачиваюсь на ритмично плещущих во все стороны густых волнах тёплой и влажной  человеческой массы. Эта группа несёт в себе непередаваемое настроение дебоша на детсадовском утреннике, ребята: как будто воспитанники коллективно приняли слабительное на завтрак и закидали из горшков недопереваренной горошницей ненавистную зануду-воспитательницу, а потом устроили игру в Царя Горы (своих же собственных фекалий). 

Слегка передохнув после сета Gruesome, Мэтт Харви сотоварищи решительно выдвинулся на сцену со своими коллегами по месту «основного трудоустройства» – Exhumed! И это был настоящий gore-мастер-класс: так хлёстко, умело и безжалостно не анатомировал конвеерным методом целые толпы беснующихся у сцены кадавров на моих глазах ещё ни один death-grind-коллектив. Это всё, что вы любите на первых трёх альбомах Carcass, но логически доведённое до полного логического завершения: эстетизированный патологизм, не лишённый своей леденящей романтики стерильного стального стола и неистребимых тоннами хлорки миазмов отделения суд.-мед. экспертизы. Exhumed были одной из главных причин посещения мною OEF-2018 и превзошли мои самые разнузданные и непотребные ожидания от их выступления!

Нынешний Suffocation де-юре – это именно та группа, которая изобрела брутал-дэт почти 30 лет тому назад, но де-факто – это уже сольный проект маэстро Терранса Хоббса, который всецело взял на себя роль музыкального руководителя проекта и приглашает для исполнения своих брутальных шлягеров молодых и энергичных музыкантов взамен состарившихся, остепенившихся и нашедших иные поводы «завязать». И правильно делает, судя по тому мощнейшему выступлению, которое «Шуфа» выдал в тот прохладный кркношский вечер! Умеренная доза лучших вещей 2000-х поверх жирного слоя классики прошлого тысячелетия – и всё это исполнялось так органично и безупречно, что никаких нареканий к троице бритых моджахедов-новобранцев, примкнувших к старожилам Хоббсу и Бойеру, не возникало. Что же касается Рики Майерса, то его недавнее перевоплощение из барабанщика в вокалиста было более чем убедительным и способным утешить любой скорбный плач по безвременно ушедшему из группы Фрэнку Муллену. Сам же Хоббс, по замечанию одного моего казанского товарища, стал с годами всё более напоминать Стиви Уандера (особенно в его огромных очках а ля 70-е), но из-под его пальцев до публики долетали отнюдь не мелодия I just called to say I love you, а не менее сладостные (дис)гармонии Liege of inveracity, Catatonia, Infecting the crypts… Итак, «Удушение» вновь триумфально состоялось, даря безграничную радость и освобождение от любого житейского негатива энтузиастам техничного брутала (и всем, примкнувшим к ним). А вот насмерть и бесповоротно были удушены все окрестные скептики, гнусаво нудящие про «Шуфа Кешин уже не торт» и «я у мамки музыкальный критик(ан)».

И чем же занять себя после такого изобильного пиршества брутальных звуков, когда скоростные барабанные дроби и низконастроенные гитары уже просто не лезут через уши в мозг? Конечно же, отправиться в пивные тенты, где кислотный дИджей вовсю тешит разношёрстную фестивальную публику дискотечными хитами 90-х! Самозабвенно отплясывающая в жаркой тесноте под «А, е-е, коко-джамбо, а, е-е», «Ай’м блю, даба-ди-даба-дай, даба-ди-даба-дай» и прочие «Смэкк май битч ап» толпа митолиздов, панков и грайндкорщиков – зрелище весьма редкое, экзотичное и безмерно умилительное! И не присоединиться к этому празднику жизни я был не в силах – руки, ноги и голова сами пустились в оголтелые абсурдные танцы под мелодии и ритмы безвозвратно минувшего детства. Ценой чему стало бездумно пропущенное выступление Dayglo Abortions, о чём я вовсе не сожалею.

А вот пропустить последующие перфомансы (или даже мини-спектакли) было бы не только непростительно, но и преступно для моего утончённого художественного вкуса заядлого провинциального театрала. И мой поздний визуальный ужин состоял из четырёх блюд весьма нездорового, но незабываемо деликатесного содержания. S&M Project явил на сцене психологическую драму, в которой трагично преломились все грани человеческого уничижения и добровольного самоуничтожения, когда безжалостное властолюбие смешивается с полным самоотречением, а  артериальная кровь - со свежей мочой. Ну а затем лёгкий акробатический водевиль Fly High Tribe Show с авантюрными групповыми подвешиваниями и отчаянными полётами под самым жаром софитов внёс флюиды легкомысленного шарма в ту томную июльскую ночь. На смену чему пришло пантомимно-броское и скандальное шоу Samota Squid Princess, Tweedle Needle и Zora Wan Der Blast, во время которого три миловидные дамы показали, что современная женщина способна на очень многое, если ни на всё: и вынуть сфинктером гвоздь из бревна, и поднять ведро воды без коромысла, а лишь силой вагинальных мышц и многое-многое другое, о чём я бы рассказал вам, если бы не побоялся нарваться на цензуру со стороны моего и без того крайне лояльного главвреда… А венчал этот театральный марафон бойкий и напористый моноспектакль Selfie the clown, в котором всеобсинно любимый Маэстро побил все рекорды скоростного самоистязания и вонзания навылет во все части своего тела острых инородных тел различной длины и калибра. Лично для меня этот скромнейший израильский паренёк, взявший себе невиннейший псевдоним Клоун Сэлфи – артистическое воплощение горграйнда и один из хэдлайнеров фестиваля, говорю это без малейшей иронии или преувеличения!

На этом программа второго дня фестиваля ещё не была исчерпана, и всех выживших после 14 часов кромешного аудиотеррора и не менее экстремального полуночного театра ожидал премьерный показ первого документального фильма о грайндкоре Slave to the grind, на просмотр которого у меня уже никаких физических и моральных сил не осталось, увы и ах. Напевая в глубоком сонном миноре растленный шлягер Михаила Боярского «Залупоглазое такси», я вызвал заплетающимся от усталости языком экипаж до своего тихого пристанища в давно уже уснувшем к моему приезду Младе Буки…

Пробуждение утром третьего фестивального дня было весьма неспешным – уже ощущалось тихая удовлетворенность событиями прошлых дней, ещё не успевшая перерасти в грядущую финальную пресыщенность. Спасти меня от сползания в обывательскую лень среди пасторальных пейзажей Младе Буки смог лишь отчаянный прыжок в ледяной бассейн, плотный завтрак из яичницы с салями и желание поскорее услышать что-то горячительное и острое – испанских гренадёров Nashgul, например. И этот злобный квартет, ради которого я поспешил на фест, совершенно не подвёл: смуглые и кучерявые коротыши лупцевали черепные коробки слушателей по всем канонам наследия Terrorizer и Napalm Death, методично и беспощадно…

И, не дав никакой передышки стремительно звереющей толпе у сцены, интернациональный проект Afgrund отпинал зрителей по голове, гениталиям и прочим бесполезным конечностям своими увесистыми краст-грайндовыми ботинками.

Выступление панков Wolfhour было принесено в жертву моему постыдному чревоугодию, оправдать которое может лишь поглощение кармически-верных вегетарианских блюд, в изобилии представленных на OEF. А вот выступление неистовых французов Inhumate ожидалось мной загодя до феста и категорически не могло быть мною пропущено! Представьте, что три агрессивные гориллы, схватив вас за руки и за ноги, грубо тащат вас напролом через джунглебурелом, а четвёртая беспрестанно прыгает у вас на спине, орёт вам на ухо в мегафон и, войдя в полный раж, разбивает этот мегафон себе об лоб… а затем внезапно начинает нечленораздельно стенать и рыдать у вас на плече, доводя вас до безвозвратного состояния потери человеческого облика. Та самая, «плачущая песня», со столь нетипичным вокалом под мрачный среднетемповый грайнд, стала для меня коварным ударом под дых: такого психоделического финта от французских безумцев я не ожидал!

Загадочный японский квартет Flagitious Idiosyncrasy in the Dilapidation («Скверные атрибуты обветшания» или «Стрёмные приблуды п**деца», говоря проще - пер.) – это четыре разновозрастные девушки/дамы, небрежно выдающие сумасбродно-взъерошенный грайнд, который берёт и за живое, и за неживое тоже не сколько мастерством исполнения, а столь непреодолимым очарованием прекрасной во всех отношениях (и местах) вокалистки. Эта миниатюрная, подтянутая японская красотка, заливисто голосящая и скачущая вприпрыжку под грохот своего фемин-ансамбля, заставила даже меня впасть в умильную сентиментальную грусть и подумать – «Эх, где же мои 17 лет… Я б такую…»

Голландские затейники Rectal Smegma были спешной заменой досадно слетевшим с феста народным любимцам Cock and Ball Torture, и с лёгкостью доказали свою не меньшую сценическую состоятельность. Это развесёлое горграйнд-кабаре во главе с обаятельным вокалистом в семейных трусах с жёлтыми утятами мгновенно стало верховодить такими массовыми плясками, ужимками и прыжками, что волна человеческих (и не только) тел у сцены уже к середине сета угрожающе достигла 9 вала, одолеть который была не в силах даже вся команда секьюрити на палубе OEF. «Земля тряслась – как твои груди, Смешались в кучу кони, люди, И залпы фаллосных орудий… Слились в камшотный…», ой. Михаил Юрьевич, простите за столь вольную цитату вашего «Бородино». О да, это был он, долгожданный гор-апофеоз этого дня: безудержные народные гуляния триумфально состоялись, виват вам, ВИА «Творог с чёрного хода»!

Да простит меня идейная анархо-братия, но выступление шведских панк-хардкор-авторитетов Mob 47 я бессовестным образом пропустил, дав отдых своим ушам и чреслам и позволив себе беззаботно потусить с представителями российско-белорусской делегации OEF. Ибо впереди ожидалась длинная обойма групп, строжайше обязательных для прослушивания!

И первой из них стал итальянский шарпнельный снаряд Cripple Bastards, который мастеровито и сноровисто смешал в кровавую кашу фестивальные ряды безостановочным градом панк-грайнд-осколков, самым метким и пронзительным из которых для меня стал их мегахит Italia di Merda («Италия – дерьмо»). Браво, ветераны 30-летней панк-войны против системной гнили и неизбывной тупости масс! Сам Джузеппе Гарибальди гордился бы вами!

А вот бывалые финские стрелки Rotten Sound применяли несколько иную тактику: они то косили публику скорострельными бластбит-очередями, то, жалея патронов, грубо вдавливали подошвами среднетемповых кусков затылки раненных в гранитный щебень и неторопливыми сладж-раскачками стирали их лица в сочное костно-мышечное пюре. Жестоко! Чего, впрочем, и заслуживают бичуемые группой социальные пороки этого мира. Надо сказать, что впереди у финнов было также и отличное выступление на автепати OEF, которое они так застенчиво пытались скрыть, гуляя среди публики до самого своего выхода на сцену в воскресный вечер.

Ну а теперь, в сумраке июльской ночи настало время для затяжного арт-обстрела, который блестяще исполнила батарея голландских гаубиц Asphyx. И заслуженные дэт-старожилы мастерски и с молодецкой усмешкой доказали, что тяжёлая артиллерия не зря носит звание «бога войны». Под надсадные команды из наждачной глотки комбатареи Ван Друнена все орудия квартета изрыгали в амфитеатр феста тонны фугасно-осколочных снарядов, рвущие в клочья любые сомнения в грубой мощи столь примитивной и архаичной музыки. А неподражаемые дум-замедления Asphyx звучали в тот вечер особенно гнетуще и тяжко, как вязкое вращение орудийных колёс по телам тяжело раненных и умирающих, в спешке брошенных в качестве настила на раскисшую от крови трассу Верден-Сомма. Сет нидерландских классиков прозвучал столь сокрушительно и так живописал всю неприглядность ужасов Первой мировой, что, проникшись этим мрачным пафосом, я решительно промаршировал в бар для музыкантов, дабы почтить память её жертв несколькими шотами различного алкокалибра.  

А в это время всё пространство по периметру от сцены и даже весь бэкстэйдж донельзя переполнились желающими массовой кремации заживо под потоками напалмовой бомбёжки. И эта бомбардировка состоялась, хотя и не произвела эффекта массового поражения в глазах вашего слегка зажравшегося рассказчика, побывавшего на Napalm Death уже 7 или более раз. Пускай группа находится последние лет 10 в плавном творческом спаде и лениво тешит себя и фэнов из альбома в альбом переменной успешности самоповторами, но вживую она могла бы звучать куда менее расбалансированно и грязно. Давно уже не хватает бирмингемским рок-героям и возвращения Митча Харриса с его более рельефным гитарным звуком и неповторимыми истошными воплями, сымитировать которые его «заместителю» никак не под силу уж который год подряд. Но! Были и приятные сюрпризы в сет-листе, которые скрашивали слегка блеклые впечатления от шоу «напал-дедов»: Instinct of Survival, Practice What You Preach, Narcoleptic, Self Betrayal, Inside the Torn Apart и прогрохотавшая на бис Siege of power – эти вещи более чем заслуживали того, чтобы быть донесены до публики и в 2018 году… пускай и в более убедительном и каноническом виде. Уж не судите строго вашего пресыщенного критика, ребята, но я всё же ожидал от ND большего.

Не меньшего я ожидал и от диверсионной вылазки Wormrot – и получил от этой суровой троицы сингапурских партизан даже большее! Разнообразный и яркий материал, достойный и хлёсткий звук, артистичный гуттаперчевый  вокалист, подававший зрителю каждую песню как небольшую историю со своим особым настроем – всё это делало сет этих звёзд грайнда новой волны подобным туго натянутой струне в жаркой тропической ночи … безжалостно обвивавшейся вокруг шеи британского часового, зазевавшегося на посту. У этой группы прекрасное будущее, ибо им есть что сказать и показать нового на столь предсказуемой мировой грайнд-арене, просто поверьте слову порядочного джентльмена!

Воинственное выступление Wormrot было трудно переплюнуть чем-то подобным, и требовался некий внезапный и заковыристый «ход Троянским конём», которым стало совершенно миролюбивое шоу Le Scrawl. Вместо дальнейшего углубления в дебри антимузыкальной агрессии, этот экстравагантный немецкий ансамбль предпочёл плеснуть в праздную толпу игривый коктейль из эстрадного джаза, уличного ска, шансона (здорового человека) и ненавязчивых элементов экстремального митола – деликатного баритонального гроула и умеренно-диетических бластбитов.

Сколь же дико и экзотично было услышать на OEF шаловливые звуки саксофона, флейты и синтезатора после стольких часов барабанно-гитарно-рычащего аудиопобоища! И вот, сначала робко и по одиночке, а затем и всё решительнее, целыми ватагами, с каждой сыгранной Le Scrawl песней сцену стали заполнять оболтусы, охламоны и архаровцы всех мастей, которые умудрились так и не наплясаться за весь предыдущий день и вечер. Это было незабываемо: почти каждый человек у сцены и на её краю танцевал, пусть и неуклюже, но так увлечённо… а с лиц зрителей и самих музыкантов почти не сходили благодушные, почти детские улыбки. Самое позитивное выступление OEF, ожидавшееся очень многими – и совершенно не зря!

А вот норвежских слэм-пижонов Kraanium я вовсе не ждал и практически был готов его оставить «за бортом» фестивального дня. Слишком уж карикатурен в своём твердолобо-самодовольном однообразии их «дж-дж-дж»-музон, в котором песни отличаются лишь названиями, а сами мерч-модники на сцене – лишь расцветками своих кепарей. Но меня бесстыднейшим образом уговорили на него остаться - «ибо наконец-то брутол!», и моему утомлённому взору предстала презабавная картина: представьте себе колхозный дискач в стенах скотобазы, наспех переделанной в сельский клуб, в котором в кромешном самогонном угаре выплясывают местные ухари в моднейших фуфайках Epicardiectomy (и прочих …tomy) и их подруги-ПТУшницы в цветастых лосинах Devourment. Дам катастофически на всех не хватает, и поэтому перевозбуждённые кавалеры настойчиво приглашают кавалеров на буйные брачные танцы, чреватые не только фрикционными травмами мягких тканей, но и даже суровыми мужскими проникновениями (один раз не… в слэм горазд). Эталонный слэм-перфоманс, одним словом, в котором дешёвые понты сценических скоморохов на сцене гармонично сливались с оголтелым скотоэротизмом окаянно-преблудного люда на танцполе. Играют грешно, да и пляшут смешно!

Весьма и неожиданно приободрившись увиденным мной фарсом свального слэм-греха, я покатился вприпрыжку с фестивального холма, прочь от сцены и всё ближе к воротам OEF, где меня ждало такси, а значит и скорая тишина, честно заслуженный покой и здравый богатырский сон в отеле почти до полудня субботы…

А посему, выспавшись на несколько суток вперёд, я оптимизировал свои праздные ритуалы пробуждения, и спешно приведя себя в полностью боеспособное состояние, рванул на фест. Где меня уже ожидали мексиканские ликвидаторы gore-катастроф Thanatology в элегантных белых комбинезонах, вокалист которых спрятал микрофон под медицинскую маску и тем самым полностью освободил себе руки, став похожим на строгого лектора, вещающего под канонический дэт-грайнд-аккомпанемент о превратностях ликвидации эпидемий Эбола, быдло-ящура и РФ-ПГМ. И эта познавательная грайнд-лекция весьма удалась!

Нарочито грязный и непотребный скотограйнд, издаваемый BruceXCampbell – это именно то, что нужно вашему  изнурённому нарзаном и вынужденным веган-питанием организму в полдень последнего фестивального дня. Проверено на животных (частично и на людях)!

А следом были коварные японцы и японки Self Deconstruction, извергавшие на-гора шумный и хаотичный грайндкор,  гитаристка которых… позвольте, это всё же был гитарист с девчачьей причёской, облачённый в школьное платьице с мультиюбочкам и гольфики а ля Сэйлор Мун. Да уж, дилемма: то ли заохать на манер колхозного ханжи - «Бох такого не простит, это ж надо – трансвестит, непонятно только мне, в какое место он свистит», то ли пожать плечами и принять столь провокационный травести-приём… Лично я предпочту второе.

А вот мужлански-ломовой сет Dobytci Mor (Чума крупного рогатого скота) никаких гендерных инсинуаций не вызывал, а резко окунал слушателя мордой в зловонное горграйнд-корыто, кишащее Regurgitate-опарышами в самой гуще Dead Infection-гнили  под смрадной Necrony-подливой. Эти незаслуженно незамеченные многими чехи убедительно показали, что умение грациозно смешать в кровоточащий мясной салат чужие дэт-грайнд-штампы может звучать куда убедительнее, чем нынешние потуги давно исписавшихся классиков (не буду ни на кого кивать и призывать перечитать мои прошлые OEF-отчёты).

Шведские озорники Birdflesh, наряду с Le Scrawl, были ещё одними затейниками-хороводниками, которые с лёгкостью наполнили амфитеатр OEF хмельными флюидами деревенской ярмарки и балаганного разгильдяйства. Откровенно гротескные образы музыкантов, нарочито  ребяческая тематика, категорический отказ от любых намёков на столь избитую «брутальность», внезапное и приятное саунд-сходство с Macabre – всё это неотразимо завлекало и потешало и честной народ, и вашего наблюдательного рассказчика. Просто сказочный перфоманс!

Вот умеют же японцы делать банальные вещи совершенно небанально и со своим неизбежно привносимым норовом! В том числе и колоритное трио миниатюрных мужчин Butcher ABC, которое заварило столь вкусную кашу из первородного горграйнда и старомодного дэта, что даже этот избитый рецепт близкородственного кашеварения стал открываться для меня заново, впервые с середины 90-х. Очень «песенный» и запоминающийся материал, поданный с молодецким огоньком, хитрым японским прищуром (или никто не щурился?) и доброй ностальгической иронией по отношению к окаменелым стандартам дэт-грайнда прошлого тысячелетия. Такие группы всегда становятся украшением фестиваля и огромное им за это интернациональное спасибо!

Французские модерн-дэтстеры Benighted, ведомые бессменным и уже подзакабаневшим вокалистом Жюльеном Биде обрушились на публику тоннами стремительных и замысловатых риффов, виртуозно-техничных переходов и хитросплетённых композиций, практически эталонных для «смерть-митола» образца 2010-х. Никаких претензий к группе, их исполнительское мастерство было бесспорно, а некоторые гитарные соло звучали завораживающе и очень музыкально… но для меня такие строго рациональные и логически-выверенные сочинения прозвучали как-то уж слишком стерильно и прохладно и вызвали эмоций чуть больше, чем поездка на скоростном лифте в бизнес-центре.

Муссировавшийся в народе андеграундно-культовый статус финнов Rattus ввёл меня в заблуждение и я, следуя столь нехитрой интриге, остался-таки послушать это трио стариков-разбойников. Ну, ребята… Конечно, нелепо требовать от панк-рока строго выверенного академизма или хотя бы попадания во все доли. Но когда под и без того расхлябанную ритм-секцию доносится вкривь-да-вкось невпопадное  бренчание гитариста да нестройное блеянье барабанщика в микрофон – это уже даже не панк, а публичная репетиция школьного ансамбля. Может быть, так оно всё и было и задумано самой группой, но лично меня совсем не впечатлило.

К моменту выхода на сцену непрофессиональных, но многоопытных патологов Haemorrhage на фестивальной площадке стало столь людно, что мне пришлось подняться на самый верх обсин-амфитеатра и стоять, приподнявшись на ступеньке к пивному тенту, чтобы иметь доступ к нормальному обзору и звуку. Такого масштабного переаншлага на OEF я никогда ранее не наблюдал: фестивалю явно уже становится тесновато на своём давнем месте проведения! Что же касается испанского квинтета судмед-эксп…, скорее, всё же любителей, то к его сценической ипостаси я питал предвзятый скепсис - если на своих альбомах «Кровоизлияние» звучит убедительно и задорно, то на концертных записях всё же был очевиден недостаток сыгранности и монолитности саунда этих gore-ветеранов. Огромное спасибо их новому барабанщику Эрику Райя (ex-Avulsed), за то, что он с первых же тактов вдребезги разбил все мои предубеждения: с ним Haemorrhage звучали собранно, азартно и хищно, превратившись в зловеще и слаженно грохочущий комбинат по переработке тонн мёртвой плоти… да и (пока что) живой тоже. Ибо настоящие волны из бьющихся в конвульсиях человеческих тел захлёстывали сцену, предоставляя команде испанских прозекторов живой материал в избытке для показательных вивисекций. Расхристанный до пояса, облитый с ног до головы кровью, лимфой и желчью, театрально безумствующий на сцене вокалист Фернандо был просто неотразим – о таком обаятельном и темпераментном заведующем мечтали бы работницы всех судмед-отделений, от Одессы до Находки, от Киева до Южносахалинска! Прекрасное, незабываемое выступление, за свершившийся на моих глазах успех которого было не грех и выпить, только чего именно - фернета, сливовице или абсента? Тяжёлый выбор… и мне пришлось осилить всё, залпом!!

Замогильных дел мастера Grave были мне знакомы ещё по встрече 10-летней давности, когда они явили уральской аудитории зрелище эксгумации своих песенных кадавров, вызревших до различной стадии (де)композиции – от только что окоченевших хитов времён реюниона до скелетированных останков начала своей кладбищенской карьеры. Но на этот раз эта команда эксгуматоров решила потревожить самые замшелые и заброшенные свои захоронения и копнуть глубже, в пласт 30-летней давности, извлекая на поверхность сцены нетленные мумии  времён своих демо-записей и дебютного альбома: Black Dawn, Morbid Ways to Die, Extremely Rotten Flesh, Reborn Miscarriage, Annihilated Gods… Первозданный и заскорузлый швед-дэт, без каких-либо примесей назойливого скандинавского мелодизма, исполнявшийся самоуверенно, ультимативно и практически нон-стопом – это то, чего так жаждала в тот вечер моя извращённая сущность, столь пристрастная к такой благородно замшелой и заплесневелой «музыке». Моё искреннее почтение маэстро Уле Линдгрену и его товарищам по похоронной бригаде за блестяще возданную хвалу собственному наследию! Эти древние дэт-метал-кости заслуживали быть наконец выкопанными и перемытыми в щедрых потоках вина, пива… и в кровище носов, ненароком сломанных посреди оголтелого слэма.

То, что было так умело и своевременно эксгумировано, должно было быть и немедленно употреблено в пищу, как заповедовали нам Carcass в своём гимне здоровому кладбищенскому питанию Exhume to Consume. И ливерпульская некро-четвёрка была сейчас упомянута не всуе – на сцену уже выходили General Surgery, шведские последователи творчества «Как-раза» конца 80-х, которые сами уже успели обрести статус апологетов горграйнда в его изначальном понимании. Шведы вовсе не собирались давать свой ординарный концерт и ошеломительно превзошли сами себя: «Общая хирургия» представила оголодавшей зомби-публике даже не сет, а целое меню изысканных некроделикатесов – от кишащих опарышами хитов рубежа 80-90-х до слегка подгнивших на жаре в луже собственных выделений шлягеров XXI века. Гнилостно-ароматные блюда стремительно выносились одно за другим на всеобщее пожирание четвёркой бравых официантов-инструменталистов, которыми верховодили аж два кулинара – нынешний вокалист Эрик Сальстрём и… внезапно вернувшийся на некрокухню шеф-повар - Грант МакВильямс, «певший» в GS почти 30 лет тому назад!
На этом буйном пиршестве в фестивальном амфитеатре ни один музыкальный некрофаг не упустил своего шанса насытиться сполна и заодно – неисцелимо инфицироваться трупным ядом, густо сочившимся из анатомируемых группой порталов и мониторов. А финально исполненный кавер Carnage – The day man lost (опять!) прозвучал ещё убедительнее и жирнее, чем в версии Fleshcrawl.

И не преувеличивая ни на грамм формальдегида, это был абсолютный апофеоз фестиваля – опустошающий и беспощадный!! В том числе – и по отношению к моим отваливающимся от переизбытка инфразвуковых испражнений ушам и мозгам, упорно отказывавшимися воспринимать любую музыку в последующие несколько дней. Итак, лично для меня юбилейный OEF-XX-2018 был завершён, на мощном и мажорном аккорде из экстремальнейшей музыки и неземной благодати всей души и тела, просивших немедленного отдыха и сна после 5 суток непрерывных издевательств над ними. Слегка оглохший и осипший, с оттоптанными ногами в рваных ботинках, но полный почти буддистского умиротворения, ваш покорный слуга побрёл в сторону стоянки такси, прощаясь с фестивалем до неизбежной встречи в следующем году…

Вместо послесловия.

Ну что ж… уже в третий раз подряд праздник жизни под названием Obscene Extreme Festival не прошёл мимо меня, и более того – я был там вовсе не чужим, а уже почти сроднившимся с самим фестом, его преданной командой и  неповторимым фрик-антуражем, многими уже неоднократно увиденными там группами, с кучей старых и новых знакомых и друзей, которых я вижу каждый год именно там. Не буду заново перечислять все достоинства фестиваля, они и так уже во всех красках расписаны и в предыдущих отчётах, и в фест-анонсах 2017-2018 годов, а внимательный читатель без труда обнаружил их и в только что прочитанном им шмате моего графоманского бреда. Но буду объективен, в 2018 году я впервые обнаружил недостаток OEF, которого не было в прошлые 2 года: неожиданная запруженность и досадная толчея во время выступления хэдлайнеров, такое мне доводилось раньше видеть лишь на Brutal Assault! Что ж, этот небольшой изъян – цена, которую фесту приходится платить за все свои достоинства, столь привлекательные для публики и это показатель того, насколько он востребован и важен для многочисленных фанатов экстремальной музыки со всего мира. Такова она, интернациональная любовь к Obscene Extreme, что он по вечерам уже еле вмешает в своё гостеприимное пространство всех своих благодарных гостей!

Признаю, что невелики труды мои – сгонять на любимый фест по аккредитации, оторваться там до полного отрыва всего отрываемого (и неотрываемого тоже), потом вернуться домой и, вальяжно постукивая по клавишам, неспешно соорудить отчёт вроде этого. Но даже и такие нехитрые усилия стоят скромной награды и лучшей из них было бы следующее… Чтобы ты, мой дорогой читатель, слегка вдохновившийся моей писаниной, поставил себе цель посетить этот фестиваль и меньше, чем через год – успешно её осуществил! До встречи на Obscene Extreme-XXI-2019!!!

Моя искренняя благодарность:

Порталу EMUZON.RU за уже третью творческую командировку на OEF и возможность получить аккредитацию;

Лично Чурби и всей команде OEF за (в очередной раз) безукоризненно проведённый фестиваль и воистину юбилейное настроение на нём;

Замечательным фотографам Льву Александровскому ( https://vk.com/meatpix ) и Дмитрию «Сатиру» Троицкому ( https://vk.com/satyrphoto ) за бескорыстно предоставленный фотокомпромат на всех, замешанных в этом действе;

Всенародно (и гетеросексуально) любимому Ростиславу П., таинственной и пригожей Лине эФ. и многим-многим другим за соучастие в фестивальном угаре и задушевном общении.