Анатолий Компанец: Нынешнему поколению не хватает сложностей и преград

7 июня в «Нирване» прозвучат кавера Morbid Angel, Deicicde, Death, Gorefest, Amorphis, Testament и других метал-грандов современности. Виной всему известный в метал-кругах Екатеринбурга и за его пределами барабанщик Анатолий Компанец. 7 июня у него день рождения. 

Какой металхед нашего города его не знает? Разве уж только совсем какой-нибудь домосед, который никогда никуда не вылезает и слушает музыку только дома. Все остальные знают Анатолия еще со времен «Сфинкса». В каких проектах и группах он только не играл: Fatum, D.N.O., Раскат, Necrozzz, Gormenghast… Emuzon решил взять интервью у виновника торжества, узнать, как живет и вообще, может ли представить свою жизнь без барабанов?

Анатолий, во сколько лет ты увлекся тяжелой музыкой?

С самого детства меня окружала музыка. Мой отец учился в консерватории и был в свое время неплохим джазовым пианистом. Наш дом был всегда наполнен звуками музыки, будь то джаз, или классика с виниловой пластинки, либо музыка извлекалась моим отцом и старшим братом из старенького пианино. С тяжелой музыкой я познакомился примерно лет в 8, виновником тому стал мой брат, притащивший домой кассету с записью группы «Черный кофе», дальше были Manowar, Metallica и Kreator. 

Во скольких проектах в общей сложности тебе довелось сыграть?

Проектов была масса, абсолютно разных по жанрам и стилистике: от джаза, сёрфа и попсы, до треш- и дэт-метала, почти со всеми было интересно работать. Каждый из коллективов так или иначе повлиял на мой стиль игры. Никогда не разделял мнения, что попсу или более легкие стили в музыке играть проще, чем например блэк, или дэт-метал. Это не так. В музыке главное — чувства, понимание того, что ты должен сделать, как должен звучать твой инструмент. Если уж ты сел за барабаны играть сёрф-рок, ты не должен лупить в них, как полоумный дегенерат, обслушавшийся Металликой и Рамштайном.

Кого бы ты смог назвать в качестве своих ориентиров в технике игры на барабанах?

Нравится множество музыкантов. Из наиболее любимых это, пожалуй, Dave Weckl (Jazz, fusion), Gene Hoglan (Dark Angel, Death, Teatsment, Strapping Young Lad), Sean Reinert (Cynic, Æon Spoke), Derek Roddy (Aurora Borealis, Hate Eternal, Nile), Marco Minneman (Paul Gilbert, Necrophagist, Ephel Duath, Tony MacAlpine)  и многие другие.

Где довелось оттачивать это мастерство? Самостоятельно?

С детских лет я хотел научиться играть на барабанах. Примерно в 11 лет родители купили мне пионерский барабан, второй я украл из школы, начисто лишив местную молодежь бесноваться под звуки горна и барабанную дробь. До 14 лет я не давал ушам соседей покою, пока не пошел учиться в музыкальную школу по классу ударных. Мне дико повезло, что я попал к самому лучшему преподавателю, барабанщику и просто хорошему человеку Юрию Ивановичу Ковалевскому, именно он научил меня держать палки и понимать тонкости барабанного дела.

Чем обусловлена преданность этому делу?

Это не преданность, это моя жизнь и ее невозможно представить без музыки, барабанов, репетиций и концертов.

Как менялись твои музыкальные вкусы за это время? Что продолжаешь слушать, что можешь посоветовать из новенького?

Да мои вкусы особо и не менялись, я всегда любил просто хорошую музыку. Возможно, раньше я уделял больше внимания технической части, не обращая внимания на подачу материала и искренность музыкантов. Сейчас же для меня техника владения инструментами — это не главный критерий оценки музыки. Если ты не вкладываешь в музыку часть себя, свою душу, то тут уж и техника не спасет, а вот душа в музыке без умопомрачительной техники — это вполне реально.

Какие из выступлений в твоей музыкальной карьере были самыми запоминающимися?

Их было хоть отбавляй. Но самое первое, это концерт с коллективом музыкальной школы в Париже. Тогда мне было 17 лет. Наш ансамбль закрывал фестиваль, посвященный юбилею ЮНЕСКО, мы были хэдлайнерами, и кто бы мог подумать, что в разогреве у нас будут сами Gypsy kings, Placido Domingo и многие другие. Также запомнились выступления с Napalm death, Tiamat, Anathema, Suffocation и другими коллегами по «железу».

Как бы ты оценил российскую и уральскую сцены с точки зрения музыканта? Чего ей не хватает?

В последнее время появилась огромное количество музыкантов и музыкальных коллективов и все стремятся сделать что-то выдающееся. Другой разговор, что далеко не многим это удается (к вопросу о технике и душе). Нынешнему поколению не хватает сложностей и преград на своем пути, им слишком просто все дается. Сейчас не проблема купить любой инструмент, были бы деньги. В то время, когда я начинал заниматься музыкой, было все гораздо сложнее. Даже имея деньги, ты не всегда мог купить именно то, что хотелось, ибо выбора особо не было. Кто, например, сейчас догадается заклеить порванный барабанный пластик, проще пойти и купить новый. Все эти трудности только закаляли музыкантов, учили играть в любых условиях и на самых примитивных инструментах, учили выжимать максимум драйва из гитар «Урал» и барабанов «Энгельс». Безусловно, есть прекрасные коллективы, делающие отличную музыку, но в целом, русская сцена оставляет желать лучшего.

Какие творческие планы?

Писать альбомы, играть концерты, издать мемуары.

Что двигает тобой продолжать «стучать»?

Огромные гонорары… 

Что думаешь насчет применения искусственных барабанов? Может, они когда-нибудь и заменят живых исполнителей? Говорят, в современных студийных записях уже давно не звучат настоящие барабаны.

Искусственные барабаны тогда заменят живые, когда все мужчины перейдут на резиновых женщин.

 Можешь ли ты себе представить, что когда-нибудь придется остановиться и завязать с игрой на барабанах?

Думаю, придется-таки, живем-то ведь не вечно.

Скажи, металлисты когда-нибудь стареют? Или это есть некая форма консервации души и тела в одном и том же возрасте?

Конечно же, металлисты не стареют. А как тут постареешь, если пьешь кровь и спишь в гробу…

Кому бы хотелось сказать спасибо за поддержку своего увлечения?

Всем тем, кто не потерял музыкального вкуса, тем, кто ценит не суррогатное подобие музыки, льющиеся в уши из телевизоров и радиоприемников, тем, кто не предавал и был рядом.