Александр Чвала: "Тот путь, что я выбрал — очень тяжёлый"

7 декабря в одном из пабов Екатеринбурга состоялся концерт группы «ГештальТ». По признанию лидера группы Александра Чвалы, он дал своё самое искреннее интервью.

Расскажи о начале своего творческого пути.

У меня сцена была с детства рядом. Я всё время был на сцене. В садике активно занимался творчеством:  выступал во всяких сценках, кукольных постановках. Потом пошёл в бальную школу и с 6-7 лет танцевал бальные танцы. Ездил на областные конкурсы и фестивали. В 12 лет понял, что танцевать это не моё и занялся фокусами. 2 года выступал с фокусами во Дворце Культуры "Металлург", в  родном городе Реж. Мы арендовали кабинет, где готовились к фокусам со своим партнёром.  Пока однажды, где-то в августе, за стеной не услышали, как репетирует рок группа. Кстати,  то время я уже начал пописывать песенки, так как детство моё прошло с музыкой - у меня старший брат слушал очень много музыки, в частности Свердловский рок, «Агату Кристи», «Кино». Но больше всего меня зацепило творчество Агаты Кристи. Именно на слух, потому что внешне, когда я увидел их выступление, мне ужасно не понравилось как нагло и отвратительно они ведут себя на сцене. Но музыка очень понравилась. И естественно, хотелось писать такие же песни, как они – грустные, красивые, сказочные. Начал писать песенки, но так как занимался фокусами, писал их в рекламу наших фокусов: - «Приходите на наше шоу! Смотрите чудеса!».  И однажды, когда сидели в кабинете, у нас за стенкой начала репетировать рок-группа. Решили познакомиться. Зайти было очень страшно. А там оказывается, простые ребята репетируют. Мы увидели настоящие, профессиональные инструменты, сели, что-то поиграли. Нам очень понравилось, и руководитель этого кружка увидел в нас талант и предложил ходить заниматься. Вот так мы нахер послали фокусы и стали с 1998 года ходить заниматься. 25 сентября 1998 года мы впервые начали репетировать свои песни и уже где-то 24 декабря 1998 года дали первый концерт, потом 25 декабря второй концерт.  И с тех пор некогда было остановиться и обдумать всё. То есть с 24 декабря  1998 года так и выступаю сам.

На кого ты учился?

Учился я много на кого. Семья у меня юристов. Папа и мама офицеры милиции, брат подполковник милиции и соответственно мне была уготовлена та же судьба - идти в милицию. После школы меня отправили в юридический институт. «Ну какой я мент» - подумал я (смеется) и через некоторое время свалил оттуда. Сразу пошёл в театральное на второй или на третий курс. Там был конкурс - 5 человек, среди которых был я, а места было всего 2. Из 5 человек  трое всю жизнь посвятили театру и они, естественно, были более подготовлены. Я тоже был хорошо подготовлен, потому что на экзаменах требовалось петь песню, а я этим всю жизнь занимался, танец я тоже танцевал, стихи знал, то есть был неплохо подготовлен, но всё таки к театру, наверное, меньше. Потом я пошёл в куклы поступать. Там я успешно завалил русский язык и мне предложили поступать на платное. Но я не стал напрягать семью своими платами за учёбу и решил поступить в музыкальное Культпросвет училище.  Туда я поступил хорошо, сдал на 5 русский, сольфеджио сдал на 2. Но люди, видимо, увидели во мне талант и взяли. У меня многие знакомые и друзья, кто поступали - прекрасные музыканты и их не взяли по одной простой причине: - «а чему же вас учить, если вы и так всё знаете?»  А меня, видимо, было чему учить. При поступлении нужно было сдавать сольфеджио и нотный диктант.Сначала я хотел подать документы на вокал, но так как я не учился в музыкальной школе – не знал нот. Я подумал, что я этого не сдам. А вроде на инструменталке его сдавать не надо. И решил идти на инструменталку. Но оказалось, что надо сдавать везде. Я сдал на 2 (смеётся). Но всё-таки поступил и учился по классу трубы. 

Группа ГештальТ собралась в Культпросвет училище. Вы все ученики, да?

Да, мы все однокурсники.  Саша Зайцев на барабанах учился, Саша Тюшняков на басу, я на трубе. А Лёша учился в Реже, в музыкальной школе на фортепиано. Я не помню, закончил или нет.

Почему именно вы трое? Как вы нашли друг друга?

Не знаю, как нашли. Как-то мистически. Конечно, когда я приехал в Екатеринбург, мне пришлось с Режевскими музыкантами попрощаться, и я начал собирать новый коллектив. Насобирал музыкантов, мы пару раз порепетировали, но что-то не пошло. А с Сашей Зайцевым мы познакомились, потому что у него была знакомая близко стоящая к «Агате Кристи». И однажды я предложил Саше съездить к ним на концерт в Асбест. Это было такое приключение!  Потом с Сашкой как-то стали общаться. Я сказал ему, что сижу без музыкантов, показал песни и предложил играть вместе. Саше очень понравился материал, он позвонил Тюшнякову(Александр Тюшняков , бас-гитарист – прим. авт.) Они были очень близко знакомы. Тогда он сказал: «это будет бомба! Надо просто делать!». 1 октября 2008года, в 12 часов ночи мы стали репетировать, и целый год готовили программу. И уже в 2009 году на фестивале «WoodstockTranzit» мы вышли и сыграли свой первый сет.

Почему ГештальТ?

Было много очень разных названий. Лёшка(Алексей Раков, клавишные – прим.авт.) как-то притащил мне фильм «Читая мысли», где молодой человек, главный герой, очень хорошо интерпретировал термин «ГештальТ» и я понял, что это о нас. А потом начал изучать дальше ипонял, что это опять же в цель. Чуйка как-то сработала.

За 6 лет существования группы состав ни разу не менялся, как это удалось?

Скорее всего, это уже было решено. Я верю в путь, который нам предписан заранее. И с него никуда не свернёшь, потому что всё решено за тебя. Так же и с составом. Это было решено заранее. За 6 лет были разные периоды и депрессии. Фиг его знает. Все верим друг в друга и не покидаем.

Что для тебя значит ГештальТ?

Не знаю…понимаешь, это весь я. У меня нет никакой другой профессии, я нигде не работаю. Нет, у меня есть образование, я окончил всё-таки юриста, как хотела мама, подарил ей диплом. Даже немножко поработал юристом, но не моё это. Это всё грязь. А «ГештальТ» – это вся моя жизнь. Это то постоянное состояние, в котором я нахожусь. Состояние самокритики, написания песен, переживания того,  что происходит вокруг меня. И выражения этого в стихах и песнях.

Если бы тебе предложили более выгодный проект – ушёл бы из ГештальТ?

Нет. Все эти выгодные проекты – фальшь. Понимаешь, тот путь, что я выбрал - очень тяжёлый. И я несу его как маленький Иисус рок-н-ролла. Я завидую тем ребятам, которые говорят «А давайте станем рок-группой!» и они равняются на people, пишут песни, которые нужны people, делают все, что нужно people. Им похер что, лишь бы играть. А мне не похер. Мне нужно моё продвигать.Это не коммерция. Да и что значит более выгодный проект? Даже если «ГештальТу» предложат деньги и скажут петь «Мурку» я откажусь. Потому что ГештальТ это есть ГештальТ и более выгодного проекта у меня быть не может.

Помимо концертов, ты проводишь свои творческие вечера, где читаешь стихи. Как ты определяешь, какие строчки лягут в основу песни, а какие станут стихотворением?

В принципе никак не определяю.  Когда то конечно получается, что у меня сразу пишется для песни, а когда то сначала пишется стихотворение, а потом оно становится песней.

Откуда вдохновение черпаешь?

По-разному в течение всей творческой жизни. Это всегда меняется с каждым годом. В более раннем периоде вставляли какие-то более простые вещи, например прогулки. Сейчас выросла доля самокритики, приходится работать. Но не в том смысле, что сидишь, высасываешь из пальца. Я вообще не люблю заставлять себя писать. Садиться, брать ручку - сейчас я буду писать. Нет. Это ни к чему хорошему не приводит. Всё будет очень наиграно. Вытаскивать и рифмовать слова может и обезьяна. Я люблю, когда это всё просто и легко прёт из самого себя. Поэтому, наверно, и не штампую их так часто.

Все ли песни группы ГештальТ это твоё творчество?

Да, все. Я очень ревниво к этому отношусь. Единственный момент, который я позволил, это заглавная песняк кинофильму «Река». Изначально Андрей (Андрей Килин, режиссёр фильма «Река» – прим. авт.) дал мне свой текст и сказал: «Текст не очень. Можешь его вообще изменить, придумать что-нибудь своё». Я около года ковырял его, но так ничего и не придумал. В итоге сказал, что текст хороший и оставил его. А так, конечно, очень ревностно отношусь. Потому что всё своё еще не исписал и браться за чужое не очень хочется.

Назови своих любимых исполнителей и тех, кто на тебя повлиял.

Конечно, всей своей сказочностью и депрессивностьювоздействовали на мой молодой мозг братья Самойловы. Потом уже, когда подрос, ближе познакомился с творчеством группы «The Doors» – это Джим Моррисон. И так скажем весь хиппи-посыл 60-х зарубежной рок музыки –«The Rolling Stones», «Pink Floyd». Но конечно больше всего –« The Doors».

С кем из мэтров тебе бы хотелось разделить сцену?

С Земфирой, наверное.

Из Екатеринбургских команд совместный проект хотелось бы сделать?

А зачем? Мне разнообразия хватает. Когда мне присылают предложения: давай организуем совместный проект, я всегда просто спрашиваю, а зачем? Не с целью подъебать, а искренне.  Зачем это делать? Можно пуститься во все тяжкие и со всеми делать альбомы, писать песни, а зачем это нужно?

Опиши себя тремя словами.

Добрый, грустный, Иисус (смеётся). Несу свой крест.

Какие качества в людях тебя привлекают, а какие отталкивают?

Привлекает талантливость, одарённость. Очень отталкивает бездарность. Когда люди нашей профессии занимаются этим, на мой счет, неважно - сильно отталкивает. Очень люблю фанатиков своего дела. Когда люди верны своему делу. Особенно в музыке. Это у нас такой Сашка Зайцев.

Что из происходящего в мире тебя беспокоит сегодня?

Естественно то, что сейчас происходит в политическом плане. Ситуация на Украине. То, что происходит вообще с нашей страной. Как мы с этим справляемся, и к чему это придет. Дай бог, что бы всё это поскорее успокоилось.

В России недавно вышел закон о запрете мата, запрете курения. Ты вписываешь себя в эти рамки или всё-таки сам по себе?

Наверное, всё-таки сам по себе. Потому что я этот закон отношу больше к населению. Что бы нация была трезвая. А себя я отношу, так скажем к театру или шоу, которое с помощью всего этого делает спектакли. Не больше, чем игра. То есть себя я не отношу к этим запретам. Мне можно.

Вся жизнь – контраст чёрного и белого. Расскажи тёмную и светлую стороны себя или группы.

Мне кажется, что у нас нельзя рассказать про какую- то конкретную сторону. Потому, что они всегда в одну секунду успевают сбалансироваться. Что бы с нами плохого не происходило, происходит из хорошего. Или же если происходит что-то хорошее оно обязательно сбалансированно с большой порцией говна. Даже на одном концерте у нас всё хорошо с одной стороны, и всё плохо с другой.

Если бы ты мог обратиться к каждому человеку с одной лишь фразой, что бы ты сказал?

Наверное: «Нахера?!». Думайте! Нахера это всё? Я хочу, что бы люди подумали и ответили мне на один вопрос «Нахера?».

Интервью подготовила Лена Коковина